?

Log in

...Все было совсем не так!

Recent Entries

11/13/16 01:23 pm - lisbetina - Кошкин дом: кто поджёг?

"ВСЯКИЙ РАЗ, когда я читаю книжку Маршака "Кошкин дом", я обращаю внимание на то, что кошкин дом загорелся сразу же после того, как она прогнала от своих ворот двух беспризорных котят. И они все время были рядом. Когда к кошке пришли гости - известный в городе Козел, свинья-соседка и т.д., они продолжали стучаться в окна и просить еды. Пожар начался в тот единственный момент, когда кошка и ее привратник вышли проводить гостей.
Не нужно быть Шерлоком Холмсом, чтобы выстроить единственно верную гипотезу - эти оборванцы дом и пожгли. Из мести, конечно, по причине неприязненных отношений с потерпевшей.
Всякий раз, когда я читаю "Кошкин дом", эта мысль озаряет мой мозг, как горящая расписная избенка. Но поделиться ей, конечно, не с кем - детям такое нельзя говорить, с ними приходится придерживаться основной версии следствия - неосторожное обращение с огнем.
Но факты - есть факты. Котята были у ворот, поесть они просили", - сообщает Иван Иванович Пузырьков, https://www.facebook.com/noctu.vigilus/posts/2179307248961244

10/10/16 03:24 pm - beloe_bezmozg - "Сирано де Бержерак".

С годами наступает переоценка ценностей, и то, что раньше вызывал безусловное восхищение, вдруг становится как минимум сомнительным.
Недавно я вдруг подумала, что Сирано, скрыв от Роксаны авторство стихов и свою любовь - принял решение не только за себя, но и за нее. Он лишил ее возможности выбирать - а ведь вполне вероятно, что на предпочла бы любить и быть любимой живым, а не хранить верность мертвому. Не только у себя, но и у нее Сирано украл возможное счастье.
Вообще-то говоря, обманывать нехорошо. Обманывать любимую женщину - тем более некрасиво. Он это сделал из верности погибшему другу? Но Себастьян сам просил его открыть Роксане правду, ему не нужна была обманная, ворованная любовь.
То есть Сирано лишил самого себя надежды на счастье, обрек Роксану на вечную скорбь и нарушил последнюю волю друга.

Но с другой стороны - что было бы, если бы он признался, если бы Роксана ему ответила? Ну сначала, конечно, объятия, разговоры при луне, любовь-морковь, веточка флердоранжа... А потом? Потом начнется быт. Дом, хозяйство, заботы... Дети. А детей надо кормить, и не только стихами. Надолго ли сможет Сирано оставаться беспечным и независимым, и гордящимся своей независимостью? Ему придется искать службу, думать о куске хлеба...
И тогда произойдет страшное - Роксана его разлюбит. Впрочем, она его разлюбит в любом случае - если он не изменится, она его разлюбит за то, что он не думает о семье, о детях, об их будущем. А если изменится - разлюбит, обнаружив вдруг, что это совсем не тот человек, который ей когда-то говорил о любви под балконом...
Да и сам Сирано - долго ли проживет его любовь, когда Роксана отяжелеет после родов и перестанет вести возвышенные разговоры о высоких чувствах, а начнет вести разговоры низменные, о куске хлеба и новых башмаках?
А теперь вопрос - о ком/чем на самом деле думал и беспокоился Сирано, когда скрыл от Роксаны правду об авторстве стихов и о своей любви?
ЗЫ. Пьеса Ростана все равно остается одни из моих любимых произведений.
ЗЫЫ. Я не уверена, подойдет ли это по теме, все-таки тут не финал альтернативный, а самая что ни на есть середина...

10/7/16 09:36 am - lisbetina - судьба ослика Санчо

http://jili-bili.ru/catalog/?prod=106224 - придумали художник Игорь Олейников и поэт Александр Введенский

Игорь Олейников

4/9/16 11:57 pm - beloe_bezmozg - Когда доцвели розы...

На самом краю города, на большом пустыре, стоял яркий пестрый шатер, украшенный старательно, но неумело сделанной вывеской «Лисные брадяги». Позади шатра притулился небольшой фургон, запряженный парой лошадей. В фургоне жили белки и зайцы, лисы и голуби, а также их хозяйка, высокая смуглая девушка. По вечерам в шатре шло представление – девушка скакала верхом, палила из пистолета, метала ножи, а белки и зайцы скакали и кувыркались, заскакивали на спины лошадям и прыгали через обруч… Билет на представление стоил недорого. Да и то сказать – там не было ни львов и тигров, ни йога-глотателя огня или бородатой женщины… за что же тут платить большие деньги? Приходили к ней в основном дети, школьники, сэкономившие мелочь от школьных завтраков. Иной раз заходили и взрослые, смеялись трюкам, удивлялись ловкости и меткости наездницы, недоумевали, как она умудряется сводить концы с концами… Впрочем, были и такие взрослые, которые точно знали, ЧЕМ она зарабатывает на хлеб себе и овес лошадям. После выступления они не торопились уходить. Стояли у шатра, курили, ждали. Потом к ним выходила наездница – не то чтобы к ним, а просто проходила мимо, выгуливая лошадей. Пара негромких слов, конверт, скользнувший из рук в руки…

По утрам Герда с корзиной цветов торопилась на рынок. Ее нежный товар – полураспустившиеся розы, нежные тюльпаны, душистые ландыши – распродавался быстро. Закупить все необходимое по хозяйству – вилок капусты для супа, пакетик ванили для пирогов, отрез ленты к празднику – тоже не требовало времени. Но Герда не спешила домой, она бродила по рынку, а то и просто по улицам, смотрела по сторонам, то и дело с кем-то вступала в разговоры… Улыбчивая и приветливая, она мало говорила сама, зато замечательно умела слышать, и люди охотно вступали с ней в разговор.

В середине дня, когда рынок уже пустел, а до вечернего представления было еще далеко, черноволосая наездница постучала в дверь Герды. Девушки обнялись на пороге. Внешне они были очень разными – одна высокая, крепкая, загорелая, вторая белокурая, нежная, вкусно пахнущая ванилью. И все же чем-то неуловимым они были похожи, как сестры. Быть может, тем, что обе привыкли надеяться только на себя…
Герда хлопотала вокруг стола, наливала себе и гостье кофе, доставала свежее печенье. Разбойница сделала пару неумелых попыток помочь ей, а потом села за стол и стала наслаждаться атмосферой покоя и уюта. Они пили кофе, смеялись, повторяли бесконечное «А помнишь?»
Потом перешли к делу. Герда достала несколько листков бумаги с аккуратными чертежами и схемами.
- Это дом. Это сад. Это дерево, видишь, совсем близко к окну, можно залезть. А собака в саду есть, но уже старая и глухая.
- А что за окно? Не спальня?
- Нет, кабинет. Спальня на другую сторону выходит.
- Ага, ну кабинет – тоже хорошо. Ладно, вот твоя доля за прошлый раз!
На стол рядом с бумагами лег увесистый кошелек. Герда взвесила его в руке, не пересчитывая убрала в сундучок.
- Слушай, - неуверенно спросила вдруг разбойница, - это не мое дело, конечно, и не хочешь – не отвечай… но все-таки – как это вышло, что ты стала таким делом заниматься? Про меня-то разговоров нет, я родилась среди убийц и кинжалом в колыбели играла… А ты-то? Хорошая девочка, из хорошей семьи, воспитанная… книжки читаешь… цветочки вот…
- Хорошая, - задумчиво кивнула головой Герда. – Хорошая, ага. Только не прокормиться мне цветочками. И так, видишь, постоянно кручусь – одни выкапываю, другие высаживаю, то на выгонку к празднику, то на хранение, и чтобы не подмерзли, и чтобы дождем не залило… ну, сама видишь.
Разбойница кивнула. Она действительно видела – ящиками с цветами были заставлены все подоконники, и на перемычке-"мостике" между домами Герды и Кая было тесно от горшков.
- Причем ведь одной бы мне и цветочков хватило… много ли мне одной надо? Только ведь у меня еще бабушка и Кай… Помнишь, я тебе про Кая рассказывала… как его Снежная Королева заморозила?
- Ну да, но ты же его вроде расколдовала… или нет?
- Расколдовала, ага. Лучше бы не расколдовывала… Стал такой добрый, душевный… ах, солнышко, ах, цветочки, ах, ласточка! А что на обед будет – его не касается, «будет день, и будет пища», или как там еще про птиц небесных? Птичка тоже мне! Недавно возмутился, что я розы на продажу срезала. «Как ты могла, это же наш розовый куст, мы его так любили в детстве, я про него помнил даже у Снежной королевы!» Знаешь, я иногда мечтаю бросить все и уйти странствовать с тобой.
- А что, пойдем, - вдруг развеселилась разбойница. – Я тебя стрелять научу и ножи метать!
- Ага, я так метну, мало не покажется. Нет, я бы ужин варила, порядок наводила, а с пистолетами ты уж без меня как-нибудь… А ведь я, может, и правда решусь. Если бы не бабушка…
- Кстати, чья это бабушка-то? Твоя или Кая?
- Да какая теперь разница… столько лет вместе, считай что родные.
- Значит, его. Ну что ж… Старушку ты не бросишь, конечно. Ладно, на наш век работы хватит, прокормимся.
- Ну да, бабушка… А потом… Потом – видно будет!

4/22/15 12:57 pm - the_owls1 - Будни

Русалка сидела на дереве.
И думала: "Опять"...
Дальше этого слова продвинуться мыслью ей сегодня не удавалось.
Мешал кот, брякающий внизу цепью и завывающий какой-то очередной текст.
Песнь это или сказка, можно было понять только по направлению, да и то...
Русалка мечтала о Черноморе.
Один раз он пролетал мимо, торопясь к очередной не ждущей визита даме сердца.
И увидел хвост, свисающий с веток.
Подлетел, поздоровался, полюбопытствовал, давно ли красавица тут сидит.
Угостил чем-то хрустящим из пакетика.
Прицельно осмотрел всю русалку, от чего она покраснела.
Пробормотал что-то, прозвучавшее как "осетрина под соусом бешамель".
И пообещал скоро вернуться, и взять ее в свой замок на праздник.
С тех пор у русалки появилась цель в жизни - она ждала.
Кот запутался в цепи и грязно ругался в рифму.
Покачиваясь, брела из винной лавки ступа.
А Бабу Ягу уже давно никто не видел...

3/21/15 08:36 am - kirulya - Соловей. Почти по Андерсену

соловей.jpg

Иллюстратор Ася Любимова

За садом китайского императора начинался лес, а в лесу жил соловей, который пел так хорошо, что привлекал путешественников. Они говорили, что соловей — лучшее, что есть у императора. Но соловей жил на воле, а император хотел своего личного соловья. И другой император прислал ему искусственного соловья, украшенного драгоценными каменьями. Он сидел на жердочке, пел и вертелся. Так и прозвали его - Верту.

Однажды искусственный соловей сломался, и придворный часовщик сказал, что для того, чтобы вылечить соловья, нужны металлы из редких земель. Император повелел найти эти редкие земли, и, на удивление, его слуги их нашли, да так много там было металлов, что император приказал сделать много копий соловьев с того, что прислал император далекой страны, и продавать по всему миру.

А что с настоящим соловьем? Его поймал некий принц, и понес его в подарок принцессе, в которую был влюблен. Но принцесса мечтала о китайском Верту, и выгнала принца.

Тогда принц вымазал лицо сажей и пошел пасти жирных свиней. А когда свиньи паслись, он изобретал разные поделки. Одна из них - горшочек, который с точностью до дюйма показывал, где у кого что готовится, и как туда пройти голодному человеку. Свинопас назвал его жиропасом, а сокращенно, ЖеПеэС, потому что горшочек направлял того, кто держал его в руках, на запах жира.

Принцессе очень захотелось получить этот ЖеПеэС, а свинопас потребовал за него десять поцелуев. Получив поцелуи, он не остановился на достигнутом, и стал делать трещотку из старой трубы, которая играет разную музыку. Чтобы привлечь принцессу, он махал в воздухе трещоткой, крича: "Эй ты, труба! А ну-ка спой мне "Отель Калифорния"!". И труба пела "отель", и "вчера", и даже "гангман стайл".

Опять принцессе захотелось получить эту чудо-юдо трубу, и она согласилась на сто поцелуев. Тогда принц-свинопас стер сажу с лица и облил принцессу презрением, укоряя в том, что она выгнала принца, но целовалась со свинопасом.

Принцесса сказала: "Ну и гад же ты!", и ушла во дворец, радуясь, что легко отделалась. Трубу она несла с собой. Потому что слышала, что другие принцессы за искусственное яблочко с отгрызанным бочком невинности лишались, так хотели его получить.

А принц покручинился немного и уехал в песчаную долину, где все принцы живут и изобретают такие вещи, что принцессы туда валом валят.

Мораль: хочешь принцессу? Придумай гаджет.

3/20/15 01:06 pm - levkonoe - Месть Хина Меннерса

Сергей Саканский

1
В гибели своего отца Хин Меннерс винил прежде всего себя. В тот день, один из дней норда, когда серая, ясно видимая струя ветра полосовала окрестность, он заметил, что отцовская лодка бьется под мостками о сваи, ломая борта. Шторм начался недавно, и отец забыл вывести лодку на песок, как это сделали все. Хин, будучи тогда двенадцати лет от роду, решил справиться сам: он не раз видел, как рыбаки вытаскивают лодки на берег, но внезапный страх остановил его. Он заметил человека на краю мола и подумал было обратиться за помощью к нему, но это оказался Лонгрен, давний враг их семьи. Тогда Хин побежал к отцу и сказал, что лодка бьется о сваи, и отец, пытаясь пригнать лодку, ошибся в каком-то одном движении, что стоило ему жизни: лодку унесло в штормовое море, а Лонгрен, враг его, не протянул руки. Нет, Хин никогда не простит себе этого: ведь он видел тогда Лонгрена, он знал, что Лонгрен враг, он не должен был оставлять их одних на штормовом берегу…
Вот как жестоко отомстил Лонгрен отцу за какую-то старую обиду, возможно, за какой-то упрямый пустяк, и все было бы шито-крыто, если бы отца, разбитого о борта лодки, уже обезумевшего и умиравшего, не подобрал рейсовый пароход. Тут-то все и открылось. Умирая, старый Меннерс рассказал, как молчал на краю пирса Лонгрен, молчал, курил и стоял – неподвижно, строго и тихо, словно судья. Жители Каперны, люди вполне мирные, были поражены холодной жестокостью Лонгрена, и с того дня и он, и его отродье, пятилетняя дочь, стали чужими в деревне.
Несчастье, поразившее мальчика столь внезапно, как бы отказывалось полностью закрепиться в его жизни, и Хину часто снилось, что отец жив, ходит по дому, ищет очки, обшаривая руками самые темные слепые углы, и вдруг хлопает себя по лбу, там же, на лбу, и находит свои убежавшие очки, и ругает себя старым, ругает больным… Просыпаясь, Хин сперва недоумевал, почему отец, как обычно, не разбудил его сегодня, щекоча бородой щеку, и только через несколько секунд вспоминал, что отца больше нет.
Всю свою жизнь, насколько он себя помнил, Хин Меннерс провел в отцовской лавке, которая теперь, со всем ее имуществом, равно как и работой (также с долгами, мелкой контрабандой, рэкетом) – перешла к нему.
Считать и писать он выучился еще лет пяти, позже выучился и читать. С одной стороны, это был мальчик, единственным дельным занятием в жизни признающий какую угодно игру, с другой – лавочник, как сказали бы в наше время – бизнесмен, чьей святой обязанностью было привлечь, обслужить, а то и запутать клиента. Недоросли Каперны, прежде над ним потешавшиеся, теперь, благодаря внушению родителей, стали относиться к нему уважительно: не было больше у Хина времени возиться с другими в белой пыли деревенской улицы, да и школу он бросил… Хозяйки, большей частью неграмотные, с почтением смотрели, как маленький Меннерс, шевеля губами, считает над конторкой их деньги, записывает, слюнявя химический карандаш, в специальную книжицу их долги…
В день смерти отца, не так, как это обычно бывает с другими – плавно, будто спускаешься по отмели, но внезапно, будто оступился и угодил в подводную яму, – закончилось для Хина Меннерса детство. В день смерти отца Меннерс поклялся сполна рассчитаться с Лонгреном, когда придет этому черед.

дальше

2/4/15 03:50 pm - the_owls1 - Что остается от сказки потом...

В гримерной было полутемно.
Раньше это была кладовка, а потом в нее приволокли старый стол, табуретку, и повесили на стену зеркало.
Через все зеркало шла длинная извилистая трещина - позавчера Буратино запустил бутылкой в привидевшегося ему черта.
.
Буратино пил, не просыхая, уже третью неделю.
С тех пор, как узнал, что его любимая подруженция и собутыльница, Лиса Алиса, умерла от передоза, а ее сожитель, Кот Базилио, сразу после поминок, в полной отключке, попал под трамвай.
.
Сейчас Буратино громко храпел, лежа в углу комнаты на куче декораций, завернувшись в грязные пестрые лохмотья.
Было понятно, что выйти на сцену он не в состоянии.
.
Мальвина с отвращением вглядывалась в свое отражение - густо подведенные брови, ярко-красная помада на губах, и торчащие во все стороны черные патлы с заткнутой в них искусственной розой.
Ей пришлось перекрасить свои голубые кудри, после того, как все пошло прахом.
.
После того, как умер от инфаркта Карабас-Барабас, всегда ей покровительствующий, а Папа Карло и Артемон, продав здание театра каким-то мутным бизнесменам, умотали со всеми деньгами к себе на родину, в Ломбардию, и открыли там пиццерию.
После того, как она увидела первые морщинки на лице.
А денег на парики не было.
.
Денег теперь едва хватало на на еду, и то, если Буратино не добирался до кассы первый.
Бессменная крыса-кассир Буратино боялась, и он беспрепятственно забирал на выпивку большую часть жалкой выручки.
.
Пьеро тоже ничем помочь не мог.
Пьеро пришлось сменить амплуа, после того, как он растолстел, и перестал влезать в свои старые костюмы.
Он теперь гримировался под китайца - прикалывал себе тонкую черную косу, и показывал несколько второпях выученных фокусов.
Сейчас он, под редкие хлопки и недовольный свист, заканчивал свой номер.
.
За ним должен был бы выйти Буратино, который даже теперь, после того, как в пьяной драке ему отломали часть носа, был любимцем публики.
Буратино мастерски исполнял похабные частушки, хулившие власть, рассказывал антисемитские анекдоты, и ругал тупых американцев.
У их теперешних зрителей все это имело огромный успех.
Но сегодня на него нечего было рассчитывать.
.
Мальвина вышла из гримерной, по дороге злобно пнув Буратино в деревянную голову.
Уже около самого выхода у нее с громким стуком упала плохо приклеенная вчера правая рука.
"Плевать" - подумала Мальвина, поплотнее запахнула шаль оставшейся левой, привычно растянула губы в фальшивой  улыбке, и с криком:
"А ну, ходи живей, черноголовый! Эх, чавела, гулять так гулять!" - выскочила на сцену.

marionetki

2/1/15 09:35 am - kirulya - Пастух и волки

Пастух пас овец в одиночестве. И захотелось ему повидать людей. Он закричал, зашумел: «Волки, волки!» Люди из селения прибежали с палками и цепями. Осмотрелись, сначала удивились, потом плюнули и ушли к себе в селение.

Прошло время и заскучавший пастух снова кричит: «Волки, волки!» Люди не так скоро, но прибежали. Опять нет волков, опять обман – обругали пастуха и обратно пошли.

А вскоре слышат они с высоты голос пастуха в третий раз: «Волки, волки, волки!» Посмеялись, отмахнулись люди и не пошли – не поверили. А волки тем временем действительно набежали и съели пастуха и всех овец.

В деревне поднялся крик и гам, люди раскололись на две половины. Они говорили, что надо было бежать и в третий раз, волки оголодали, озоруют по весне. А если опять соврал, то прибить пастушка. Другая половина стояла на своем, мол, пастух дважды соврал, кто ж ему поверит и поэтому идти не надо было!

Тогда решили всей деревней пойти к старцу, жившему в пещере и спросить его, кто ж виноват, а то так и до смертоубийства недалеко, шутка ли, три дня спорят, а к общему так и не пришли.
Старец пожевал губами и ответил:
- На пастухе вины не вижу.
- Как не видишь? - запротестовали люди. - Он же врал, мы на гору бегали, сил не жалея, а ему, видите ли, скучно!
- Урон от волков, и вина за смерть пастуха лежит на вас, ибо вы не научили его уму разуму. Вы что, забыли, кого выбирают деревенским пастухом?

Поняли люди свою вину, понурились и пошли себе, приговаривая: "Жалко-то как парня, ведь как пел, как пел! "Легко на сердце от песни веселой". Эх..."

1/31/15 12:47 pm - shad_tkhom - ЗОЛУШКА (не Шварц - а что дальше то было ?)

Королева, бывшая Золушка(прилипчивое прозвище, которое при ней было лучше не произносить, она получила после того, как пыталась объяснить новой нерадивой служанке, что такое приведённый в порядок камин — дуру всё равно позже пришлось уволить ) читала письмо — новости были хорошие: Людоеда больше нет, ведьма из Чёрного леса проглотила наживку и скоро пойдёт чёрный дым из трубы — Королева очень на это надеялась, остались парочка разбойников — но к границе приближались Джек и Храбрый Портняжка — по каким то причинам испытывающие к рослым хулиганам особенную неприязнь и «обстоятельства» вели их именно к нужной дороге. Так что скоро купцы не будут тратить лишнее время на объезд.

Когда то ей приходилось командовать целой армией слуг в отцовском замке, а теперь ведать хозяйством в целом королевстве, что было тяжелей и сложней — не покомандуешь — не дашь же затрещину министру, который хоть и болван редкостный но граф всё-таки ! И не наорёшь на другого — дурак и пьяница но герцог, лучший и старый друг отца — любит публично вспоминать как посадил её, кроху, на колени, а она, шалунья, намочила пелёнки и его новые брюки. И гогочет, гад !
Минул уже целый год и Старый Король, окончательно отойдя от дел, поселился в отдельных покоях. Она его навещала — только тогда, когда у старика было нормальное настроение, то есть тогда, когда у него не было повода закатить очередную истерику — тогда начинались уже привычные вопли про монастырь, корона и парик летели в угол, следом летели книги и подушки и после, очередного приступа королевского бешенства, старый слуга, кряхтя и постанывая, собирал разбросанные вещи. Потом, в, облюбованном королевскими слугами, трактире он жаловался коллегам, что Старый Король скоро окончательно впадёт в маразм и что ему, старому и верному слуге, пора бы в отставку — спина уже не та и нервы то не железные …

Принц … Принц обнаружил у себя ЛЫСИНКУ !!! И не надо шуток, что она ему за год плешь проела. Принц натурально рыдал. Королева не раз заставала муженька перед зеркалом — тот часами ощупывал себе голову, втирал какие то вонючие мази. На туалетном столике бутылочек, скляночек, флакончиков, пузырьков с какой то, подозрительно выглядящей, дрянью было больше чем у иной модницы или старой шлюхи. Его не беспокоили лишние килограммы на талии — от любимого мороженого. Его не интересовали ухудшающиеся отношения с соседним Королевством. Его не волновали братья-разбойники в Чёрном лесу. ЛЫСИНКА затмила вся и всё. Только с месяц назад Принц немного успокоился. И снова стал походить на себя. Он любил заглядывать к жене и, находясь в поэтическом настроении, складывать фольгу от любимого эскимо на важные государственные бумаги. И вполне мог начать чиркать какие то дурацкие стишки на обороте прошения о помиловании. Или просто стоял у окна часами наблюдая как Королевские соколы гоняют ворон над крышами замка. И пока старый Король кидался тапками, его сынок часами донимал придворного алхимика(кстати, с головой голой как коленка) требуя найти новый рецепт, молодой Королеве приходилось улаживать приграничные конфликты, терпеть общество посла от которого воняло старым козлом и его сальные глазки, лезшие к ней в декольте, подписывать смертные приговоры и прошения о помиловании, любезно улыбаться на приёмах, ловчить, интриговать, писать длинные любезные письма соседям-королям до того обидчивым, что могли объявить войну из-за грамматической ошибки в письме или не получив поздравления от вас с днём рождения своей престарелой двоюродной бабушки …

Тихо скрипнула потайная дверь — об этом ходе в покои Королевы знали и пользовались им очень малое число доверенных людей, а за этим гостем Королева сама сегодня посылала верного слугу.
Гостья склонилась в низком поклоне:

- Добрый вечер, Ваше Величество …

- Крайне неприятный тип, - поморщилась Королева. - А вот с его сыном вполне можно было бы иметь дело. Но старик ещё крепок и сынок не так скоро унаследует трон. Что ты о нём знаешь ?

Мачеха молча протянула папку. Королева, нацепив пенсне, начала внимательно изучать досье. Минут пятнадцать прошли почти в полной тишине.

- Страстно любит шоколад ? Поглощает коробками ? Кофе. Крепчайщий ? Так. - Королева поднялась из кресла. Мачеха вопросительно приподняла бровь. - Пошли.

Королева отодвинула портьеру — за ней обнаружилась ещё одна потайная дверь.


- Сестра ! - воскликнула мачеха. - Но ты вроде как …

- Умерла ? - усмехнулась ведьма. - Несложный фокус с зеркалами и дымом.

Мачеха и ведьма обнялись. Королева терпеливо ждала. Потом, властным, жестом, прервала бурное общение, давно не видевших друг дружку, сестрёнок.

- Наговоритесь ещё. - жёстко сказала Королева. И обратилась к ведьме: - Крепкий кофе. Шоколад, Идеи ?
Ведьма задумчиво прищурилась: - Есть такой яд. Простенький и эффективный. Добавить в кофе или в шоколад и проблема решена.

… Оставив мачеху и ведьму одних в тайных комнатах замка, королева вернулась к себе. Принца не было дома — в городе появился очередной шарлатан и Принц решил лично посетить Джузеппе Бальзамо ради очередного вонючего зелья на которое уйдут немалые деньги из казны. Королева задумчиво крутила в пальцах яблоко — подсунуть такое же Принцу ? Было уже. После чего Королеве пришлось вытаскивать ведьму из неприятной истории и прятать в тайных комнатах замка. Тем способом, которым она и Мачеха, избавились от предыдущей жены отца, воспользоваться невозможно — слишком грубо и народ Принца любит. Несчастный случай ? Единственная страсть Принца, когда он становился собой прежним, каким он был до их знакомства, была охота — возвращался домой в разорванной одежде, исцарапанный … Одна глубокая царапина отравленным клинком ? Ладно, завтра она об этом ещё подумает. Ну и закажет маленькое чёрное платье. К роли страдающей вдовы стоит готовиться загодя.

Powered by LiveJournal.com